ПОИСК
Украина

«Налоговый майдан» может быть выгоден власти, — эксперт

17:20 18 декабря 2020
Налоговый майдан 2020

В центре Киева продолжается акция протеста движения «SaveФОП», которая началась 15 декабря. По словам организаторов акции, протестующие предприниматели собрались на Майдане Независимости с целью заставить власти отменить ограничение на торговлю представителей ФЛП (физическое лицо — предприниматель, укр. — ФОП, фізична особа — підприємець) во время январского локдауна, а также разрешить им торговлю без кассовых аппаратов. Вполне возможно, что данная акция прошла бы почти незамеченной, как это уже было в начале декабря, если бы не начались жесткие столкновения протестующих и полиции.

Примерно в 12 часов 15 декабря лидер «SaveФОП» Сергей Доротич заявил о намерении протестующих разбить палатки на Майдане. Правоохранители попытались препятствовать участникам акции. Они отняли у протестующих несколько палаток и выбросили их за ограждение.

После этого началась драка участников акции с правоохранителями. В результате полиция распылила газ. Со стороны предпринимателей в полицейских полетели светошумовые гранаты и дымовые шашки. Ближе к вечеру того же дня в столичном метро случился своеобразный коллапс. Поступил анонимный звонок о минировании станций «Крещатик» и «Майдан Независимости», и киевлянам пришлось искать альтернативный путь, чтобы добраться после работы домой.

Последующие дни прошли более мирно. Протестующих стало гораздо меньше. Утром 18 декабря, когда готовился этот материал, на Майдане оставалось около 500 протестующих. Многие из них заявляют, что они будут стоять на центральной площади Киева до полной победы, пока власти не выполнят их требования.

Почему «налоговый майдан» не перерос в очередную революцию? Участвуют ли в акциях протеста так называемые профессиональные протестующие, то есть те, кто зарабатывает таким образом деньги? Будут ли выполнены требования участников движения «SaveФОП»? Об этом «ФАКТЫ» расспросили заместителя директора Украинского института исследования экстремизма Богдана Петренко, который хорошо знает, как организовываются подобные акции протеста.

«Акции протеста в Украине обычно сводятся к противостоянию с полицией»

— Богдан, накануне «налогового майдана» я встречал в социальных сетях массу объявлений примерно такого содержания: «Работа в Киеве на свежем воздухе с 15 по 22 декабря. Цель — стоять и смотреть мероприятие. Оплата 350 гривен». А именно 15 декабря начался «налоговый майдан». Не на него ли собирали массовку?

— Вполне возможно, что речь идет как раз о так называемом налоговом майдане. Массовка здесь вполне могла присутствовать, — считает Богдан Петренко. — Нельзя забывать, что на улице декабрь. Это самая горячая пора для предпринимателей, которые торгуют на рынках. Есть ли у них возможность сейчас отстаивать свои права на Майдане, когда нужно организовывать предновогоднюю торговлю? Они сейчас востребованы на своих рабочих местах. Если бы протесты начались в январе, после новогодних праздников, я бы больше поверил в то, что в акции на Майдане принимают участие реальные предприниматели. В январе обычно на рынках затишье. Но протестуют люди почему-то именно сейчас, в самую горячую пору. Думаю, что, скорее всего, организаторы протестов могли подтянуть массовку, которую собирали как раз вот с помощью таких объявлений.

— Обычно на акциях протеста, где участвует определенное количество проплаченной массовки, события развиваются по написанному и опробованному сценарию…

— Вполне может быть. То, что события на Майдане могли развиваться по заранее написанному сценарию, мы можем увидеть по тому, как там все происходило. А происходило все по классической схеме, которая уже неоднократно отрабатывалась и в Украине, и в других странах. Чтобы протест не прошел незамеченным, должно произойти какое-то насилие. Для этих целей в группу протестующих и были внедрены провокаторы — так называемые профессиональные протестующие. Помните, в первый день «налогового майдана» полиция сообщила о том, что группа пьяных людей напала на правоохранителей? Еще одна деталь: судя по сообщениям в СМИ, перед тем как полицейские применили слезоточивый газ, в правоохранителей полетели дымовые шашки и светошумовые гранаты. То есть некоторые люди пришли на акцию не с пустыми руками. Если человек приходит на мирный протест, он приносит с собой плакаты, но никак не светошумовые гранаты. Следовательно, стычка с полицейскими была заранее спланирована руководителями акции.

Утром в среду, 16 декабря, я сам видел, как протестующие провоцировали полицию. Правда, к тому времени градус напряжения уже был гораздо ниже. Но люди пытались как-то зацепить словами правоохранителей, что могло бы повлечь за собой эскалацию конфликта.

Можем, конечно, допустить, что подобные провокации против полицейских — это результат эмоций протестующих. Но давайте будем откровенными и зададим себе такой вопрос: почему все протесты в Украине сводятся к столкновению протестующих с полицией? Разве решение вопроса предпринимателей зависит от полицейских? Нет. Вектор недовольства должен быть направлен на налоговую, на представителей органов власти — президента, премьер-министра, профильного министра. Но стычки происходят именно с полицией. Почему протестующие не идут к налоговой?

Мне кажется, что в данном случае происходит целенаправленное накручивание ситуации. И не только со стороны предпринимателей. Вот, например, тот эпизод, когда полицейские забрали у протестующих палатки. Они вроде бы пришли проверить, как работают генераторы, нет ли опасности взрыва, отвлекли протестующих и выбросили их палатки. Но послушайте: разве палатки принимают участие в протестах? Но, забрав эти палатки, правоохранители еще больше подняли градус противостояния.

«У полиции с 2014 года была психологическая травма»

— А вы могли бы оценить действия полиции в этом противостоянии? Не было ли превышения власти?

— Если мы говорим о применении физической силы против протестующих, то ответ на провокации был реактивным. Массово правоохранители не превышали своих полномочий. Хотя единичные случаи все-таки были. И я допускаю, что кого-то из полицейских даже привлекут к ответственности.

По большому счету, протест представителей малого бизнеса — это протест рациональный. Протестующих не устраивает решение того или иного вопроса со стороны властей. Но без столкновений с полицией «налоговый майдан» мог пройти незамеченным. А так — у организаторов есть надежда, что протестующие после насилия со стороны правоохранительных органов еще больше мобилизуются.

— Мне это напоминает какую-то игру. С одной стороны — протестующие, с другой — полиция. Такое впечатление, что обе стороны действуют строго по написанному кем-то сценарию…

— Мне, кстати, тоже кажется, что происходит какая-то игра. «Налоговый майдан», по сути, выгоден многим. В том числе и полиции. Для них — это возможность реабилитироваться в своих же собственных глазах за события 2013−2014-го. Сейчас правоохранители уже не боятся применять силу против протестующих. А с 2014 года, я бы так сказал, у полиции была психологическая травма, когда им официально было запрещено применять силу против протестующих. И для полицейских сейчас задача заключается не столько в том, чтобы преодолеть сопротивление протестующих предпринимателей, сколько в том, чтобы продемонстрировать свою способность силовыми операциями противостоять оппонентам в подобной ситуации. И полиция это смогла продемонстрировать, применив силу.

А вот для самих предпринимателей я не вижу каких-то серьезных «выхлопов». Они пока ничего существенного протестом не добились. Все те законы, которые переносят введение кассовых аппаратов, или какие-то другие послабления для предпринимателей — они были приняты еще до протестов. Да и по поводу локдауна… Никто сегодня пока не сможет сказать с уверенностью, что он будет.

— Вы говорили, что «налоговый майдан» выгоден многим. А кому он выгоден больше?

— В обществе накопилось много негатива, и нужен был какой-то социальный взрыв, чтобы, так сказать, выпустить пар. А это можно сделать и с помощью так называемого контролированного протеста. Поэтому я не исключаю, что за «налоговым майданом» может стоять власть. При определенном развитии ситуации «налоговый майдан» выгоден власти, чтобы показать своеобразную картинку в медиа: мы не тираны, против нас можно протестовать.

Но на самом деле протесты, которые постоянно происходят в Украине, говорят о том, что власть утратила тот статус-кво, который получила в 2019 году. К тому же были прецеденты, когда власть показывала свою слабость и отменяла какое-либо решение, если граждане начинали против него протестовать. Власть что-то начинает делать — протестующие выходят на Майдан, и власть отменяет или переносит свое решение. Это сигнал гражданам о том, что можно пробовать как-то влиять на ситуацию в стране с помощью подобных протестов.

«Возможно, какая-то из групп влияния демонстрирует правительству, что способна вывести людей на Майдан»

— Как события на Майдане будут развиваться дальше? Не думаю, что все перерастет в Майдан образца 2004-го и 2013 годов. Но все же? Мы уже можем наблюдать, что на следующий день протестующих было гораздо меньше, чем в первый. Можно допустить, что многие «заробитчане», которые шли действительно, как сказано в объявлении, «смотреть мероприятие на свежем воздухе», после жесткого подавления протеста во вторник, 15 декабря, десять раз подумают, стоит ли им рисковать своим здоровьем за 350 гривен?

— Все зависит от того, какие надежды на «налоговый майдан» возлагают его организаторы. Если они посчитают, что уже достигли своей цели, то протест тут же может закончиться.

А что до того, напугало ли протестующих жесткое подавление со стороны полиции… Не знаю. Просто возрастет цена. Если люди не придут протестовать за 350 гривен, можно предложить им 700. После примененного насилия для организаторов подобных акций обычно возрастает цена за каждого протестующего.

— Лидеры «налогового майдана» заявили, что ожидают подкрепления из регионов. Это возможно?

— Я сомневаюсь, что людей на Майдане завтра будет больше, чем во вторник, когда все началось. Разве что начнется вторая протестная волна в эти выходные, когда в Киев могут подтянуться действительно добровольцы, которые готовы протестовать не за деньги, а ради своих прав.

Считаю, что нынешний протест в таком виде и в такое время абсолютно бессмыслен, если ставить цель действительно отменить карантинные ограничения для малого бизнеса. Ведь бюджет на 2021 год уже принят. Ради ФЛП вносить изменения в бюджет никто не будет. Этот протест — инструмент демонстрации своей силы. Возможно, какая-то из групп влияния демонстрирует правительству, что способна вывести людей на Майдан.

Перспективы протеста мне видятся туманными. Если акции происходят в столице, то протестующим очень важно ощущать поддержку киевлян. Это психологически очень важно — ощущать, что твои действия одобряют другие. Помните, как было во время предыдущих майданов — 2004-го и 2013−2014 годов? Тогда киевляне поддержали протестующих. Это выражалось в том, что простые люди приносили на Майдан теплые вещи или даже просто, проезжая мимо на автомобилях, сигналили в знак поддержки.

К нынешнему «налоговому майдану» киевляне как раз относятся преимущественно негативно. Особенно это было видно, когда перекрыли улицы, когда закрыли станции метро «Крещатик» и «Майдан Независимости». Сегодня никто не несет теплых вещей и не сигналит. Хотя, как мы понимаем, очень многие киевляне, которые не вышли на протесты, тоже ФЛП. Думаю, что в итоге на Майдане останется несколько палаток и небольшое количество протестующих в надежде на то, что кто-то захочет присоединиться к акции.

Ранее «ФАКТЫ» писали о том, что после протестов на Майдане власти все-таки начали искать компромисс, который позволил бы им с честью выйти из создавшейся ситуации.

1604

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2021 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер