ПОИСК
Украина

«После того как мне вырезали раковую опухоль, я даже до конца химиотерапии не дотерпел — поехал в Хорватию на скалы»

7:24 12 декабря 2020
Юрий Василенко

Через два года «ФАКТЫ» отметят 25-летие газеты. За эти 25 лет на страницах нашего издания публиковалось огромное множество историй — о судьбах людей и о чрезвычайных и даже парадоксальных ситуациях, в которых они оказывались. И вот сейчас в «ФАКТАХ» появилась рубрика «25 лет спустя». В ней мы рассказываем читателям, как сложилась жизнь героев запомнившихся им публикаций.

Может ли человек, отпраздновавший 80-й день рождения, быть одновременно доктором экономических наук, публикующим статьи и монографии в солидных европейских журналах, и страстным скалолазом, покоряющим все новые и новые вершины? Оказывается, может. Юрий Васильевич не перестает быть объектом восхищения окружающих, ведь даже спортсмены, тренирующиеся вместе с ним на скалодроме, не подозревали, сколько лет этому крепкому седовласому мужчине. Тайна раскрылась только сейчас, во время фиксации его достижения Национальным реестром рекордов Украины. По искусственному рельефу с зацепками и нависающими под 90 градусов карнизами Юрий Василенко выбрался на высоту четвертого этажа всего за 2 минуты 38 секунд. Теперь он официально самый пожилой скалолаз Украины, одолевший невероятно сложный и опасный маршрут 6b+. Узнав об этом, знаменитая альпинистка Ирина Галай — первая украинка, покорившая Эверест — была впечатлена: «Я с трудом прохожу маршрут 6b. А пролезть 6b+ в 80 лет — это просто фантастика!»

«Из года в год, несмотря на возраст, только прогрессирую в спорте»

О головокружительных успехах киевского альпиниста «ФАКТЫ» писали еще в 2016 году, когда 75-летний Юрий Василенко впервые был признан самым пожилым скалолазом Украины, прошедшим 15-метровую скалолазную трассу за 2 минуты. Рекордсмен тогда рассказывал, что после отслоения сетчатки врачи запретили ему заниматься спортом и поднимать более полутора килограммов в одной руке.

— Я ослушался медиков и ни капли не жалею, — рассказывал Юрий Василенко. — Что бы это была за жизнь? А так я установил рекорд страны и не собираюсь на этом останавливаться.

Нынешний маршрут гораздо сложнее предыдущего, а самому рекордсмену теперь на пять лет больше. Как уверяет президент Национального реестра рекордов Украины Лана Ветрова, повторить такой подвиг не в состоянии ни один спортсмен его возраста на территории Украины и России.

— Этот маршрут разрабатывал призер чемпионатов и кубков мира Максим Петренко, — рассказывает «ФАКТАМ» Юрий Василенко.

Мы встретились вечером, перед его тренировкой, на скалодроме Национального авиационного университета. На интервью Юрий Васильевич пришел пружинистой, легкой походкой. Даже вблизи ни 70, ни тем более 80 лет ему не дашь.

— Маршрут я начал отрабатывать полгода назад, — говорит Юрий Василенко. — Последние пару месяцев проходил его уже уверенно. Самое сложное было одолеть потолки — из-за своего роста я не достаю до некоторых зацепок ногами и вынужден пропускать их, подтягиваюсь только на руках. Это было непросто, но я рад, что справился и таки установил этот рекорд. И раньше знал, что я такой один, мои сверстники-скалолазы пройти такой маршрут не смогут. Но одно дело знать, другое — официально это установить. Я замечаю, что из года в год, несмотря на возраст, только прогрессирую в спорте, прохожу маршруты, которые раньше мне были не под силу.

— А в чем же секрет? Почему так не происходит с другими скалолазами-ветеранами?

Видимо, они меньше тренируются. У меня когда-то было два серьезных соперника — в Севастополе и Кривом Роге. У криворожца были сильные руки, и он меня обходил в сложности. Но последние годы он занимался все реже, потом заболел. В этом году мы его похоронили. Соперник из Севастополя побеждал меня на соревнованиях, потому что был скалолазом советской школы, а в СССР соревнования по скалолазанию и альпинизму проводились только на скорость, сложность вообще не учитывалась. Кстати, когда я стал председателем совета ветеранов, поменял это положение. Теперь учитываются и скорость, и сложность маршрута. Так вот, семь лет назад я победил его, потому что мой соперник участвовал только в местных соревнованиях, а они проходили раз в год. Я же ездил на все кубки, которые только были. Соответственно, был в лучшей физической форме.

На высоту четвертого этажа скалолаз поднялся всего за 2 минуты 38 секунд

— То, что вы в 80 лет продолжаете заниматься скалолазанием, вопрос поддержания физической формы или тут есть доля азарта?

— Это прежде всего удовольствие. Ну и азарт, конечно. Чем больше тренируешься, тем более высокие вершины хочется покорить, более сложные и интересные маршруты пройти.

Читайте также: «В 72 года мой организм работает, как у 48-летнего»: киевский пенсионер установил рекорд Украины

— Я так понимаю, на этом рекорде вы останавливаться не собираетесь?

— Нет, конечно. Следующая ступенька — уровень сложности 6с, потом — 6с+, потом 7а. Я внуку пообещал 7-й уровень сложности уже в этом году осилить, но пока, боюсь, еще не дорос.

«Медовый месяц я провел в горах… без жены»

— Ваши внуки и дети тоже пробовали себя в альпинизме?

— Жене в свое время дал слово, что не буду их приобщать к этому опасному виду спорта, и слово свое сдержал. Маргарита смирилась, что отпуска буду проводить в горах, но насчет детей была категорична. Лишь однажды я брал своего старшего сына в Дениши Житомирской области на чемпионат по технике альпинизма на природном рельефе. Сын прославился тем, что хорошо мыл посуду. А вот лазил не очень хорошо, боялся. Младший сын даже и не пытался. Своих детей (у меня пять внуков) мои сыновья и близко не подпускают к скалолазанию. Зато внуки хорошо играют в большой теннис. Внучку даже Элина Свитолина смотрела, нахваливала. Прочит ей профессиональную карьеру.

Наверное, ваши родные не зря боятся за детей — все-таки альпинизм очень опасный вид спорта. В прошлый раз вы рассказывали нашей газете, как во время восхождения на Пик Коммунизма чуть не погибли. Вероятно, были и другие опасные моменты?

— Эльбрус дался нелегко. Мы обязаны были туда взойти во что бы то ни стало, поскольку финансировала нас Академия наук СССР вместе с партзаданием — поднять на вершину бюст и портрет академика Вернадского. На наше счастье, с бюстом не сложилось — требовалось разрешение Совмина СССР. Мы просто взяли с собой фото ученого и наклеили его на картонку. Получилось на пять килограммов легче, чем бюст.

Читайте также: Знай наших: 87-летний одессит стал чемпионом мира и рекордсменом по плаванию

Обычно на Эльбрусе альпинисты поднимаются до отметки 4 тысячи 55 метров, там находится «Приют 11», потом возвращаются вниз, давая организму возможность адаптироваться к высоте, и лишь на следующий день покоряют вершину. Но поскольку мы с ребятами пробыли в лагере 20 дней и взошли на пять или шесть вершин-четырехтысячников, были уверены, что акклиматизация уже прошла. Решили сразу идти наверх. Но даже не дотянули до перемычки, а это 5 тысяч метров. Слабость была такая, что идти невозможно. Вернулись, переночевали и на следующий день отправились к вершине. Правда, ребят послабее отсеяли — пошли только самые крепкие и выносливые, в том числе я.

На перемычке отдышались, съели по яблочку с шоколадкой, взбодрились и продолжили путь. Дойти надо было любой ценой — партзадание же! А ветер был сумасшедший — сек лицо, сдувал с пути. Когда уже достигли вершины и развернули транспарант, его тут же вырвало из рук, даже сфотографировать не успели. Установили портрет Вернадского и начали спуск. Шли в сплошной туман, из-за этого взяли правее, чем нужно, стали натыкаться на трещины, которых на маршруте не должно было быть. Руководителем восхождения был я, поэтому приказал всем сесть и ждать, пока распогодится. Это решение спасло нам жизнь — еще немного, и сорвались бы с обрыва.

Юрий Василенко увлекся альпинизмом еще в юности

— Сейчас уже не ходите в такие опасные походы?

— В 1999 году у меня от перенапряжения отслоилась сетчатка глаза, после этого жена в большие горы не пускает. В общем, конечно, правильно, а то можно совсем ослепнуть. А с другой стороны, мне врачи вообще скалолазание запретили, но я же не послушался! Сейчас мы, в основном, ездим во Францию, на курорт «Три долины» — со стороны Валь Торанса. Там 3 тысячи 200 метров — верхняя точка подъемника, а дальше гребешок идет наверх, и какая-то даже вершинка есть…

Читайте также: Дмитрий Лебедев: «Я выиграл Чикагский марафон в возрастной категории 75−79 лет. Пробежал его на целый час быстрее, чем мой ближайший соперник»

— С детства мечтали стать скалолазом?

— Нет, эта идея пришла в 25 лет. Тогда я был аспирантом Института кибернетики, а со мной вместе учился чемпион СССР по альпинизму Вася Колесников. Он-то меня и пристроил в секцию по альпинизму, там я набирался техники, тренировался. Начал ходить в горы, затянуло — до сих пор не отпускает.

Физически я был готов к такому спорту — занимался гимнастикой, волейболом, ходил на лыжах. Первые вершины давались легко, особенно нравилось лазить по скалам, а не по льду. И до сих пор очень это люблю. Так вышло, что даже медовый месяц я провел в горах… без жены. В 1968 году мы с Маргаритой расписались, и я отправился на Кавказ на сборы альпинистской команды, а жена поехала к своей тете в Сочи дожидаться, пока вернусь.

«Из-за докторской диссертации пропустил школу инструкторов по скалолазанию»

— Юрий Васильевич, как вы познакомились с женой?

— Случайно, в автобусе. Я был аспирантом, а Маргарита окончила мединститут, проходила интернатуру в Медгородке. Вместе вышли на остановке. Слово за слово… «Нельзя ли с вами встретиться вечером?» «Я занята», — отвечает. А она, помимо всего, была еще и агитатором, ходила по квартирам с агитлитературой. Пришлось пойти вместе с ней. Вот и доагитировались (смеется). Моя жена — детский невролог. До сих пор, хоть уже давно на пенсии, работает, у нее благодарные пациенты не только со всей Украины, но и из других стран. Маргарите уже 82, но она очень активная, любит свою работу. Я младше на два года, но всегда выглядел старше — горы внешность не щадят: ветер, солнце, лед, обветренная кожа, ранние морщины. Жену всегда жалели, мол, молоденькая, а за такого старика замуж вышла. Спортом супруга не увлекается, для нее лучший отдых — плюхнуться в воду и не вылезать. Вот я и вынужден везти ее на пляж и изнывать от скуки, пока она наслаждается. Но и Маргарита, бывает, идет мне навстречу. Вместе едем на курорт, где я могу покататься на лыжах или полазить по скалам в свое удовольствие.

— Как же вы лазите, когда едете с женой? Ведь она не спортсмен и не может вас подстраховать.

— Подхожу к скалолазам, представляюсь, объясняю, что я один, и прошу позволения пролезть по их веревке. Соглашаются — отказ был всего дважды за всю мою жизнь. Когда спускаюсь вниз, ребята восхищаются. А узнав, сколько мне лет, просто теряют дар речи. Зовут друзей, просят вместе сфотографироваться.

— Удивительно, что с вашей любовью к горам стали не профессиональным альпинистом, а ученым, доктором наук.

Наука пришла в мою жизнь раньше альпинизма. А из-за докторской я пропустил школу инструкторов по скалолазанию! Лекции по инструктажу прослушал, экзамены сдал, нужно ехать в школу — а тут защита диссертации. Накрылось мое инструкторство медным тазом…

Научной деятельностью занимаюсь всю жизнь. Еще в 1960-х написал проект полета автоматического корабля на Марс, который должен был доставить ученым информацию. У СССР тогда еще не было систем связи, которые могли бы это обеспечить. А моя компьютерная программа решала бы эту проблему, но, к сожалению, так и не была реализована. Недавно я издал монографию на английском языке. Это было здорово, ведь не так много в Украине экономистов, которые пишут научные работы и публикуют их в Европе. Немцы на меня вышли сами — прочли мою статью на тему «Модель экономической динамики», заинтересовались, предложили издать у них монографию. Было приятно.

— Как сейчас, во время пандемии, следите за состоянием здоровья? Вы ведь в силу возраста — в группе риска…

Каждый день разминка, несколько раз в неделю тренировки, беговые лыжи в Голосеевском парке, горные лыжи, скалодром. Коронавирусом не болел. Не знаю, благодаря тренировкам или нет, но общая сопротивляемость организма вирусам у меня выше, чем у сверстников, которые спортом не занимаются.

Полтора года назад была неприятность — меня чуток порезали. Плохо себя чувствовал, но все тянул с обследованиями — то соревнования, то лыжный курорт. А состояние с каждым днем все хуже. Жена таки заставила обратиться к врачам, но они долго не могли понять, что со мной. По анализам выявили, что есть внутреннее кровотечение, но где именно — не могли найти. Наконец, поставили диагноз — раковая опухоль на поперечно-ободочной кишке, приличная, сантиметров пять. Пришлось прерывать тренировки — сначала операция, потом четыре месяца химиотерапии. Но до конца лечения я не дотерпел. Во время последней «химии» уже поехал с женой в Хорватию, на скалы. Планировали поездку давно, не пропадать же билетам!

Ранее «ФАКТЫ» публиковали рецепты здоровья от самой гибкой возрастной женщины Украины, которая в 93 года садится на шпагат.

1382

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Читайте также
 

© 1997—2021 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер