ПОИСК
Украина

Замминистра юстиции Денис Чернышов: "Нужно давать шанс даже особо опасным преступникам"

6:45 14 декабря 2017
Денис Чернышов

В Верховной Раде зарегистрирован законопроект, который позволит пожизненно заключенным освободиться условно-досрочно

Теперь реформами занялись и в пенитенциарной системе. Группа народных депутатов Верховной Рады, среди которых Игорь Мосийчук, Надежда Савченко, Ольга Богомолец и другие, подготовила законопроект, в котором, помимо предложения поднять зарплату работникам колоний и предоставить им бесплатный проезд в городском транспорте, прописано много интересных норм и для заключенных. Если законопроект будет принят, осужденные на пожизненное заключение смогут выходить на свободу условно-досрочно. Не сразу, конечно. Определенный срок все-таки нужно будет отсидеть. Тем не менее такой шанс у пожизненников появится. Мы беседуем с одним из авторов этого законопроекта — заместителем министра юстиции Денисом Чернышовым, который курирует пенитенциарную систему.

— Будем выпускать на свободу убийц, Денис Викторович?

— Преступления, в том числе и тяжкие, бывают разными. Какой-то абсолютной формулы выхода на условно-досрочное освобождение для пожизненников не существует. К каждому такому заключенному должен применяться индивидуальный подход. Для начала я расскажу, как все должно будет происходить, если наш законопроект примут. (Он, кстати, уже зарегистрирован в Верховной Раде.)

Человек, приговоренный к высшей мере наказания в Украине — пожизненному заключению, для начала должен отсидеть, как минимум, десять лет. Если у него будут хорошие характеристики, не будет нарушений режима, он сможет подать в суд прошение об условно-досрочном освобождении (УДО). При этом он должен будет еще написать план по своей реинтеграции в общество. Все эти документы рассматриваются соответствующими службами, и тогда принимается решение о выходе приговоренного к пожизненному заключению на УДО. После этого заключенный должен будет провести в колонии еще 15 лет. Итого — минимальный срок, предусмотренный нашим законопроектом для пожизненников, может составлять 25 лет.

— Наверное, не каждый сможет дожить до своего освобождения. Например, пожилые люди. Тем, кто сел в тюрьму в 60 лет, через 25 будет уже 85!

— Мы это предусмотрели в законопроекте. Для лиц старше 65-ти мы даем шанс выйти на свободу через 20 лет. Раньше у них вообще не было никакой возможности получить условно-досрочное освобождение.

— И что, каждый пожизненно заключенный сможет подавать прошение об условно-досрочном освобождении? Даже, например, такой, как пологовский маньяк Ткач, убивший 37 женщин и девочек? У него тоже появится шанс выйти на свободу?

— Подавать прошение он может. Но не факт, что получит шанс оказаться на свободе. В законопроекте четко прописано, что изменение наказания для лиц с высоким риском рецидива не может быть к ним применено! Маньяки вряд ли смогут выйти на свободу досрочно. Кто может поручиться за серийного убийцу?

— Но все-таки, для чего их выпускать? Лица, приговоренные к пожизненному заключению, совершили особо тяжкие преступления, и суд не случайно избрал для них такое суровое наказание…

— Я считаю, что нужно давать шанс и особо опасным преступникам. Ни о каком исправлении человека не может идти речи, если у него не будет хотя бы маленькой надежды на то, что он когда-то окажется на свободе. А так у нас появится возможность сохранить для общества еще кого-то из тех, кого ранее считали потерянными. Кстати, хочу сказать, что в украинских тюрьмах сейчас находится 1600 человек, осужденных на пожизненное заключение.

— Какие еще новшества вы предлагаете?

— Мы предлагаем, например, ввести в штат пенитенциарной системы психологов. Раньше такого у нас не было. А заключенные порой очень нуждаются в помощи психологов. И еще, если наш законопроект примут, заключенные будут отбывать наказание с теми, с кем у них есть психологическая совместимость.

Кроме того, мы хотим запретить поднимать осужденных по ночам. За исключением тех случаев, когда существует угроза побега или опасность для жизни людей. Пока такая практика иногда применяется в качестве наказания. Да и норма, согласно которой на зоне подъем происходит в шесть утра, тоже должна быть предусмотрена. Я просто не понимаю, какой смысл в столь раннем подъеме? Чтобы сделать жизнь заключенных еще более невыносимой? А потом они выходят на свободу по окончании срока еще более озлобленными. Мы предлагаем подъем сместить на час, к семи утра. И еще предлагаем обеспечить заключенным не менее четырех часов свободного времени ежедневно. Тогда они смогут быть предоставлены сами себе — писать письма, посещать библиотеки.

— Хотите создать условия, как в европейских тюрьмах?

— Мы, к сожалению, не можем в один прекрасный день проснуться, нажать на волшебную кнопку и сразу переместиться в европейскую жизнь. Но стремиться к этому надо.

— В законопроекте, одним из авторов которого является Надежда Савченко, известная своим одиозным законом, предусматривающим засчитывать при назначении наказания один день пребывания в СИЗО за два, есть похожая норма. Теперь вы предлагаете считать три рабочих дня на зоне за четыре…

— Мне кажется, что в этой норме нет ничего плохого. Заставить заключенных работать на зоне мы не можем — не имеем права. Но стимулировать — пожалуйста. То есть теперь любой осужденный, если он будет работать, сможет получить право выйти на свободу раньше. Три года трудодней будут считаться как четыре года пассивной отсидки.

Раньше на свободу смогут выходить и женщины-заключенные, у которых в колонии родились дети. Условно-досрочное освобождение осужденная сможет получить, когда ее ребенку исполнится три года.

— Но ведь некоторые женщины захотят воспользоваться этим правом. Будут специально заводить детей, находясь в заключении. Способы для этого найдут.

— Мы не можем запретить женщинам-заключенным заводить детей. Но на свободу они все равно будут выходить лишь при наличии положительных характеристик. Злостным нарушительницам режима условно-досрочное освобождение не светит.

— Вы предлагаете и другую норму — выход по УДО в случае смерти ребенка, рожденного в заключении… Она не будет провоцировать женщин-заключенных избавиться от своего новорожденного?

— Не думаю. Любая смерть ребенка будет расследоваться. Если это какой-то криминал, то заключенная, наоборот, получит еще один срок.

Новый закон, как мы надеемся, начнет работать с 2018 года. Помимо прав заключенных, там прописаны и права работников пенитенциарной системы. Из-за маленькой зарплаты к нам не хотят идти работать. И поэтому часто на вышках вынуждены стоять офицеры. Будем надеяться, что законопроект примут, и все изменится в лучшую сторону.

Трагическую историю Айдера Решитова, отбывающего пожизненное заключение, читайте здесь.

Фото Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»

1333

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Читайте также
 

© 1997—2021 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер