ПОИСК
Украина

«на кухне я должна была непрерывно свистеть, чтобы хозяйка знала, что я не ем»

0:00 30 марта 2001
Татьяна САГУЛА «ФАКТЫ»

Рассказывает женщина, поехавшая в Италию на заработки и вернувшаяся без копейки в кармане

На заработки за границу сегодня уезжают многие наши соотечественники. Не трудоустроившись на родине, они надеются в чужих краях накопить денег на учебу, квартиру, машину, операцию… Правда, в погоне за материальными благами люди часто забывают об элементарной осторожности и уезжают на заработки нелегально -- по туристической визе.

Тяжелое финансовое положение заставило Тамару Сергеевну отправиться за длинным рублем В Италию. Через три месяца она с трудом вырвалась… из рабства.

«Мне пообещали, что за год я смогу заработать пять--семь тысяч долларов»

-- В Италию я попала по большому блату, -- вспоминает Тамара Сергеевна. -- С Еленой Владимировной я познакомились на работе. Эта женщина лежала у нас в больнице. Как-то во время ночного дежурства она подсела ко мне и, сославшись на бессонницу, предложила попить чаю. Я согласилась. Мы проболтали с ней до двух часов ночи. Елена Владимировна оказалась душевной и милой женщиной. Вот я и разоткровенничалась. Рассказала о том, как десять лет назад, когда дочери было четыре года, мы остались без папы. Мой муж был военным. Он погиб на разгрузке техники. После учений принимал на станции машины, с крана оборвался трос, и мужа придавило грузом… Мы с Маришкой остались вдвоем. Поначалу нам помогали родители мужа, а когда они вышли на пенсию, сами стали нуждаться в деньгах.

-- А ваши родители, родственники, друзья?

-- Нет у меня родственников. Я в детдоме воспитывалась… Одним словом, тяжело мне было. Денег хронически не хватало. У меня зарплата вместе с ночными дежурствами -- 140 гривен. Еще Марине, как сироте погибшего военнослужащего, до совершеннолетия полагается пенсия. Это, конечно, подспорье, но через пару лет, когда дочь закончит школу, нам придется жить только на мою зарплату.

-- И Елена Владимировна решила вам «помочь»?

-- Она рассказала, что у нее есть знакомая, которая частным образом занимается трудоустройством за рубежом. Елена Владимировна красочно описала мою будущую жизнь в качестве домработницы в немецкой или французской семье и пообещала минимальный годовой заработок в пять--семь тысяч долларов.

С того вечера я каждый день думала о возможности уехать за границу, заработать дочери на учебу в институте. Когда я решилась, Елена Владимировна познакомила меня с агентом по трудоустройству.

«Хозяйка забрала у меня паспорт, сославшись на необходимость регистрации»

-- Сначала мне предложили работу сиделкой в Германии или Португалии, -- продолжает Тамара Сергеевна. -- Однако за эти вакансии требовалось заплатить 700 долларов. Еще 300 долларов я должна была выложить за оформление документов. Таких денег у меня не было. «Я понимаю ваши трудности, -- пожалела меня дама, занимавшаяся трудоустройством. -- Я могу предложить вам другой вариант. Моя знакомая устроилась домработницей в Италии. Семья хорошая. Ее там не обижают и хорошо платят. Но приятельнице нужно вернуться на год домой. За это время итальянцы наймут другого человека, и тогда ей придется начинать все с начала. Я вам предлагаю поработать за нее. Стоит такое трудоустройство всего 300 долларов».

-- И вы согласились?

-- Конечно. Я заняла деньги. Туристическую визу мне помогли оформить коллеги мужа. За дочкой согласились присматривать дедушка с бабушкой. В общем, собралась за две недели.

Неприятности начались на вокзале в Вероне, где меня никто не встретил.

-- Что делают в такой ситуации?

-- Я до вечера сидела на скамейке и рассматривала итальянцев. Из оцепенения меня вывел грубый окрик полной женщины: «Я ее ищу, а она тут расселась. Ты Тамара? Я Лида. Пошли, скоро стемнеет, а нам еще ехать и ехать». Мы сели в машину и через несколько минут выехали из города. Лида рассказала, что уже поздно и нам придется переночевать в мотеле. За это нужно заплатить 20 долларов. Кроме этого, Лида заявила, что я должна отдать ей еще 300 долларов -- за ее рабочее место. Напрасно я пыталась объяснить, что в Киеве уже рассчиталась за трудоустройство. Она меня не слушала. Пришлось отдать своей попутчице 320 долларов. Больше денег у меня не осталось.

-- Как вас приняли итальянцы?

-- Никак. Лида привезла меня на небольшую птицеферму. Ее хозяйку звали Лючия. Она показала мне трехэтажный дом, который я должна была убирать два раза в неделю. Потом привела нас на кухню, объяснив, что мне предстоит готовить обеды и ужины для семьи из пяти человек. После пошли на птичник и скотный двор. Мне рассказали, что кормить индюков тоже должна я. Как вы сами понимаете, итальянского языка я тогда не знала, поэтому разговор переводила Лида. От нее же я узнала, что мне будут платить 500 долларов в месяц. В итальянских лирах это была какая-то астрономическая сумма, поэтому для удобства Лючия все суммы переводила в доллары. Хозяйка попросила меня отдать ей паспорт, якобы для регистрации. До сих пор не могу простить себе свою беспечность. Если бы тогда я не отдала документ, может быть, все бы сложилось по-другому. После этого Лида получила от хозяйки какой-то конверт, махнула мне на прощание рукой и уехала.

Лючия отвела меня в мою комнату. Увидев ее, я пришла в недоумение. Это была небольшая пристройка к кухне. Одну половину помещения занимали мешки с куриными кормами, в другой -- ржавая кровать с металлической сеткой, хромой стол и маленький шкафчик. Хозяйка на пальцах объяснила мне, что за жилье и питание будет вычитать из моей зарплаты 200 долларов. Мне ничего не оставалось, как согласиться.

«Я могла съесть только то, что осталось на столе после ужина»

-- А как к вам отнеслись другие члены семьи?

-- Вечером Лючия показала меня своему мужу и сыновьям. На смотринах мужчины вели себя совершенно бесцеремонно. Они не только щипали меня за грудь и другие части тела, но и задирали юбку, чтобы посмотреть на мои ноги. Все это сопровождалось диким хохотом. Я не выдержала и резко оттолкнула от себя одного из сыновей Лючии. В ответ получила такую пощечину, что упала и разбила голову о ящик с вином. После этого я решила, что не останусь в этом доме ни на минуту и потребовала у Лючии свой паспорт. Но она сделала вид, что не понимает меня. Я проплакала всю ночь и задумала уехать после первой же зарплаты, пусть даже без документов.

-- Почему вы не обратились в полицию?

-- Во-первых, я оказалась на каком-то хуторе. А во-вторых, только после мордобоя я поняла, что вообще не знаю, ГДЕ нахожусь. Я доверилась Лиде и даже не спросила, как называется место, куда она меня везет. И потом я все-таки надеялась что-то заработать. Ведь в Киеве меня ждала не только дочка, но и долги.

-- Когда вы получили свою первую зарплату?

-- Я ее не получила. Меня как рабыню использовали днем и ночью. Я мыла полы, стирала, готовила, чистила птичник, кормила индюков и кур, возилась на огороде. Хозяева всегда находили мне работу. В мои обязанности входило все, кроме походов по магазинам, -- этим занималась Лючия. Кормили меня один раз в день: хозяйка разрешала доесть то, что оставалось после ужина. А для того чтобы я не смогла перекусить во время приготовления пищи, Лючия заставляла меня непрерывно дуть в свисток. Таким образом, она всегда могла слышать, что рот у меня занят.

Меня били за любую провинность, даже когда я не понимала, чего от меня требуют. Поэтому через три месяца я уже сносно говорила по-итальянски.

-- Почему вы не обратились за помощью к кому-нибудь из приезжавших на ферму?

-- Хозяева не афишировали, что у них работает нелегал. Поэтому, когда кто-то приезжал, меня закрывали в подвале. Зато семейка хвасталась мной перед своими родственниками. Недалеко от фермы жила сестра хозяйки Мария, которая, посмотрев на меня, тоже решила обзавестись рабыней-нелегалкой. Лючия пообещала ей посодействовать. А пока предложила брать меня на выходные. В той семье меня не били и не контролировали. Поэтому, улучив момент, я вытащила из сумки Марии деньги, выбежала на дорогу и остановила рейсовый автобус. Мне повезло -- он шел в Рим.

«Женщину заставляли оказывать интимные услуги дедушке, у которого она работала сиделкой»

-- Как вы вернулись домой?

-- В Риме я сразу пошла в полицию и рассказала, что у меня украли вещи и документы. Полицейские выписали мне справку о том, что меня обокрали, а затем отправили в Международную иммиграционную службу. Инспектора этой службы взяли меня на учет и начали готовить мои документы на депортацию из страны. Все это время я жила в гостинице для эмигрантов, по сути -- цивилизованной ночлежке. В огромной комнате мне выделили кровать и тумбочку с номером 43. Нас кормили два раза в день -- я наконец-то смогла наесться. А еще мне было непривычно ничего не делать. Я даже спрашивала у уборщиц, не нужна ли им помощь. Они смеялись и отправляли меня гулять. В гостинице я познакомилась с девушкой, тоже сбежавшей от хозяев. Она рассказала, что ее заставляли оказывать интимные услуги дедушке, у которого она работала сиделкой…

Неделю я ждала документы и бродила по Риму. А когда в аэропорту инспектор иммиграционной службы вручил мне билеты и деньги на дорогу, я расплакалась. Мне было все равно, каким образом я верну долги. Главное -- я жива и через несколько часов увижу своего ребенка.

243

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Читайте также
 

© 1997—2021 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер